Понимание политического климата в Турции через призму провалившегося переворота

Полковник Ахмет Зеки Учок, военный прокурор турецкой армии в отставке 27.03.2017 09:09
<p>Понимание политического климата в Турции через призму провалившегося переворота</p>

16 апреля турецкий народ будет решать будущее конституции Турецкой Республики. Политики и ученые мужи по всей Европе комментируют недавнее развитие событий из своих уютных офисов в Брюсселе, Париже и Лондоне. При этом многие из них не могут полностью понять экзистенциальные вызовы, с которыми сталкивалась турецкая демократия в последние десятилетия. Вызовы, которые были брошены 15 июля 2016 года.

Так что же в действительности произошло в ночь на 15 июля? Политики и комментаторы в Европе и других регионах стали спешно искать и находили лишь простые ответы на этот вопрос, предписывая столь же простые решения: "Военные устроили переворот. Он провалился. Теперь продолжайте жить как прежде".

Этот рецепт основан на диагнозе, который является поверхностным и неверным. Он в корне недооценивает степень болезни, охватившей турецкие политические органы, равно как глубину и продолжительность фундаментальных процессов, которые сделали это возможным.

В течение 40 лет сеть Гюлена (Фетхуллах Гюлен — бывший имам и проповедник, находящийся в добровольном изгнании в США. Основатель общественного движения "Хизмет" (FETÖ), признанного террористической организацией в Турции. — Прим. ред.) работала с целью проникновения в политические органы Турецкой Республики. Их методы изощренны, охват широк: гюленисты носили кодовые имена, общались с помощью зашифрованных систем, прослушивали государственные учреждения и доносили разведданные в параллельную иерархию "братьев". Они похищали билеты для вступительных экзаменов в военную академию, чтобы продвинуть своих кандидатов: более 1300 таких студентов были приняты только в 1987 году. Сегодня, по приблизительным оценкам, около 100 тысяч офицеров связаны с этим движением. Из 358 генералов турецких вооруженных сил 160 были связаны с этой организацией.

Хочу пояснить: их влияние не является доброкачественным. Политическая цель этого движения — дестабилизация Турецкой Республики. Я сам видел, чем занимается движение: меня заключили в тюрьму и обвинили якобы в участии в заговоре, известном как дело "Балёз", или "Молот", в котором агенты "Хизмета" сфабриковали улики, чтобы подставить своих противников.

Турецкая Республика основывается на конституционной модели, известной многим: республиканское правительство, равенство перед законом и разделение ветвей власти. Но эти принципы не дают ответов на вопросы, которые возникают вследствие всепроникающей инфильтрации. Как должно реагировать турецкое общество, когда целостность судебной системы ставится под угрозу из–за широкомасштабного проникновения террористического движения? Когда офицеры полиции отчитываются по линии гюленистской иерархии, а не перед своим прямым руководством?

Или когда военные подразделения контролируются политически мотивированными активистами, которые не остановятся перед бомбежкой турецкого парламента? Турецкое общество в шоке. Очень важно, чтобы партнеры и соседи Турции точно понимали — почему.

Теперь задача состоит в том, чтобы восстановить целостность турецких институтов. Да, впереди большие трудности, но и большие возможности.

Референдум станет лишь небольшим шагом на пути к излечению турецкого общества.

Широкомасштабные реформы означают, что впервые в истории республики турецкие военные будут подчиняться гражданскому контролю демократически избранного правительства. Это эпохальная перемена, которая была немыслима еще несколько лет назад. Офицеры и гражданские служащие, которые были изолированы террористической системой Гюлена, сейчас реабилитируются. И беспрецедентное единство в противостоянии перевороту показывает, что подавляющее большинство турецкого общества привержено принципам демократии.

Именно нынешняя невероятная турбулентность общественных настроений и станет лакмусовой бумажкой, которая покажет способность страны противостоять вызовам.

Турецкая Республика полна решимости справиться с проблемами, созданными "Хизметом", РПК (Рабочая партия Курдистана, признанная террористической организацией в Турции и ЕС), ИГИЛ и миллионами беженцев. Это в наших общих интересах. Безопасность Европы напрямую связана со стабильностью Турции.

Для справки

Ахмет Зеки Учок, бывший полковник — прокурор авиационного корпуса, главный прокурор командования ВВС.

В 1974 году он поступил в Военную школу, а в 1984 году окончил военно–воздушную академию. Позже окончил юридический факультет и стал военным судьей.

Ранее Учок утверждал, что 40 тысяч членов FETÖ были размещены в турецких вооруженных силах. Еще в одной статье он также предположил, что FETÖ не отличается от ИГИЛ.

Опубликовано в разделе Политика
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Архив
 
Андрей ШВЕДОВ

Крымнаш за 200 р.

Беда пришла откуда не ждали — из Центробанка РФ.

23.10.2017 17:25

C такими друзьями и врагов не надо. Не сумев сблизить Россию с США, Дональд Трамп сблизил Россию с Европой. Сделать почти невозможное оказалось очень просто: пришлось пригрозить Ирану новыми санкциями.

15.10.2017 18:35

По дороге из Москвы в Ригу исчезла часть заявления российского президента Владимира Путина.

09.10.2017 10:38

Настороженная тишина — вот латвийский ответ на борьбу Каталонии за независимость. Впрочем, прикинуться ветошью — это не самый худший вариант, когда горячие пиренейские парни делят свою страну.

02.10.2017 11:37
Николай КАБАНОВ

Одна барышня сказала

За бравое проведение учений часто вручают медали и даже ордена. Рискну предположить, что в недрах силовых структур ЛР уже составлены наградные листы по результатам маневров... "Запад–2017".

27.09.2017 14:51


Актуальный вопрос

Военные расходы в Латвии в 2018 году составят 576 миллионов евро. Этом много или мало?

Журналы&Приложения