"Разводка" по-божески

<p>"Разводка"&nbsp;по-божески</p>

Почти в каждом крупном городе можно встретить людей в рясах, собирающих на восстановление какого-нибудь храма или монастыря в глубинке. Но стоит ли им доверять, доходят ли собираемые ежедневно тысячи рублей до адресатов?

У выхода из метро Улица 1905 года пожилая женщина в черном стоит и молится, несмотря на дождь и сильный ветер. "Святителю отче Николае, моли Бога о нас", — разносится на всю площадь. Примерно каждые две-три минуты к ней подходят неравнодушные люди: кто-то избавляется от мелочи, кто-то достает из кошелька сторублевую купюру и бросает ее в небольшой ящичек с надписью "Пожертвование на истинно-православный храм Иоанна Богослова". Богомолка в ответ спрашивает имена и записывает их в блокнот.

Подхожу узнать, где находится этот "истинно-православный храм". "Вообще-то это монастырь. В Липецкой области находится. Cобираем деньги на реставрацию", — оживляется сборщица, закрыв молитвенник.

"Известный монастырь?" — интересуюсь я.

"Был бы он неизвестным, я бы тут не стояла", — бросает она и продолжает нараспев читать молитвы, но, услышав вой полицейской сирены, тревожно озирается по сторонам.

Звоню в Липецкую епархию. Взявшая трубку сотрудница заверяет, что у них вообще нет монастыря Иоанна Богослова, есть только несколько небольших сельских храмов, которые известными уж точно не назовешь. А вот новость о сборщиках на храм в их области ее не удивляет вовсе.

"Возможно, те люди в Москве, о которых вы говорите, имеют отношение к одной известной у нас "монахине". Она в социальных сетях в личной переписке предлагала перевести пожертвования на ее "монастырь", даже фото показывала. Вся эта информация была нами передана юристу, а через какое-то время ее страницу закрыли. Но факт мошенничества доказать было очень сложно", — рассказывает собеседница.

"Есть указание священноначалия: если кто-то что-то делает, то должен иметь благословение. А вообще, все эти собирающие в принципе не могут где-либо стоять, кроме как по отдельным разрешениям. Все остальные стоят по собственной инициативе и не относятся к клиру Русской православной церкви", — объясняет глава синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами протоиерей Сергей Привалов.

В РПЦ отмечают, что у сборщиков пожертвований должна быть при себе бумага от правящего архиерея с разрешением осуществлять подобную деятельность. Причем документ этот легален только в границах одной конкретной епархии. А если, например, в Туле собирают деньги на храм в Курской области, то митрополит Курский обязан уведомить об этом митрополита Тульского. Далеко не все об этом знают, чем и пользуются разного рода "монахи" и "священники".

"В свое время святейший патриарх Алексий II возбранял подобные вещи, потому что под видом собирающих пожертвования часто скрываются мошенники", — замечает настоятель храма Святой Троицы в Хохлах протоиерей Алексий Уминский.

Попрошаек в рясах в крупных городах можно увидеть практически в любом людном месте, будь то площадь или ворота известного монастыря. Только в Москве они встречаются у Даниловского, Донского, Новоспасского и Покровского монастырей, а также у храма Христа Спасителя.

Некоторые из них умудряются попрошайничать в вагонах метро. Еще одно прибыльное место — маршруты традиционных массовых крестных ходов, например Великорецкого в Кировской области. В зависимости от числа сердобольных жертвователей ежедневная выручка, по оценкам экспертов, составляет от одной до 15 тысяч рублей.

"Часто эти люди пользуются поддельными документами. Но бывает, что храмы и монастыри дают своим сборщикам средств какие-то бумаги, которые потом тиражируются. В монастырь или храм вряд ли что поступает, но их именами пользуются", — отмечает настоятель храма Феодора Студита у Никитских ворот, протоиерей Всеволод Чаплин.

Так было с участниками секты "бога Кузи", которые приходили в различные храмы и монастыри и предлагали помощь в сборе денег. А заполучив нужные документы, исчезали вместе с собранными деньгами.

Аналогичный случай произошел два года в городе Ачинске Красноярского края. Там группа мошенников в рясах ходила по домам, собирая деньги на несуществующие храмы на востоке Украины. Как только ими заинтересовалась полиция, лжесвященники вмиг испарились.

С поимкой сборщиков "на храмы" все не так просто. В МВД подчеркивают, что те подпадают под действие Административного, а не Уголовного кодекса. В свою очередь, адвокат Алексей Синицын отмечает, что прямой ответственности за попрошайничество в Кодексе об административных правонарушениях и в Уголовном кодексе нет.

"Это, к примеру, можно квалифицировать как незаконную предпринимательскую деятельность. Плюс в Административном кодексе города Москвы предусмотрена ответственность за приставание к прохожим", — разъясняет юрист.

По его словам, если такие мошенники действуют в группе, то доказать их вину "не составляет проблем — один из задержанных участников дает показания на других, отслеживаются финансовые потоки". А вот если действует одиночка, то это "практически недоказуемо".


Разбирался корреспондент РИА Новости

Опубликовано в разделе Финансы
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Архив
 

Пузатый патриот в очках приходит в отдел кадров минобороны Латвии и просит назначить его командиром спецназа.

11.12.2017 10:35

«Не читайте до обеда советских газет», — учил профессор Преображенский. Вчера ваш автор пренебрег его советом и уже во время завтрака воспринял утреннюю дозу новостей LNT.

01.12.2017 14:05

Представьте, что у пассажира троллейбуса номер 15, следующего в рижский район Кенгарагс, пропал кошелек.

27.11.2017 13:40

Шведский ИТ–гигант Telia подает в суд на Латвию. Сумма иска составляет десятки миллионов евро.

27.11.2017 13:37

Если бы Карлиса Шадурскиса не было, его бы надо было придумать.

08.11.2017 10:37


Актуальный вопрос

Кто является лучшим спортсменом Латвии в 2017 году?

Журналы&Приложения